Допрос сотрудников при налоговых проверках

Ирина Председатель


Налоговая проверка не всегда ограничивается пределами фирмы. Не найдя нарушений в документах, ревизоры могут учинить допросы среди сотрудников компании, нынешних и бывших. Насколько опасна такая «атака» налоговиков?


Обычная, в общем-то, история: честная фирма, легальная заработная плата, отсутствие связей с однодневками... И — бац! Налоговая проверка! Инспекторы, внимательно изучив документы компании и не найдя нарушений, приостановили контрольное мероприятие. Следом в организацию посыпались звонки от контрагентов и бывших сотрудников, которые наперебой рассказывали, что их вызвали в налоговую давать показания относительно деятельности проверяемой компании. Такая ситуация произошла в одной из московских фирм.


С подобными методами работы инспекторов сталкиваются многие организации. Вся информация о деятельности компании предоставлена фискалам в отчетной документации в рамках проверки. Но бумагам ревизоры не верят и устраивают шпионские игры, чтобы уличить предприятие в нарушении закона.


Возможность привлекать свидетелей в процессе налогового контроля регламентирована статьей 90 НК РФ. В соответствии с ней сотрудники организации, как бывшие, так и ныне работающие, могут допрашиваться в ходе процедур налогового контроля — выездной или камеральной проверки. В свидетели привлекаются любые лица, за исключением детей и тех людей, которые не имеют права разглашать профессиональную тайну (в основном это адвокаты и аудиторы). Но у инспекторов все равно остается большой простор для выбора сотрудников, из уст которых можно получить информацию.


Пройтись по бывшим


В описываемой ситуации с компанией первыми под удар попали бывшие сотрудники, причем в большинстве своем не связанные с финансовыми делами фирмы. Кстати, налоговикам крайне редко удается заполучить на допрос бывшего финдиректора или главного бухгалтера.


По закону свидетель обязан для дачи показаний появится к сотрудникам ФНС. На деле же находятся ловкачи, которые эффектно разворачивают давно прописанные правила в свою сторону. Так, известен случай, когда специалист компании на вызов в налоговую ответил письмом следующего содержания: «Ответственность свидетеля за неявку на допрос установлена ст. 128 НК РФ, где указанного следующее: “...уклонение от явки без уважительных причин лица, вызываемого по делу о налоговом общих в качестве свидетеля, влечет взыскание штрафа в размере тысячи рублей”. Налоговой инспекцией не вынесен акт выездной проверки, не вручена справка о проведенной выездной налоговой проверки. А так как у вас нет дела в общих, вы не имеете права меня оштрафовать за неявку на допрос». Но такое повышенное внимание к инспекторам скорее исключение. В большинстве случаев люди просто игнорируют «приглашения», так как 1000 рублей не та сумма, из-за которой стоит тратить свои нервы и становится как в многомиллионных доначислениях бывшему работодателю.


Не будем, однако, забывать, что среди экс-сотрудников много обиженных на бывшего шефа. Поэтому найдутся и такие, кто с удовольствием придет на допрос и использует этот повод, чтобы насолит компании. А есть и такие, кто может наговорит лишнего по минимум. Организации лучше заранее подготовиться к возможным допросам: определить круг лиц, имеющих доступ к информации, которая относится к коммерческой тайне, и зафиксировать это распоряжением руководителя.


Довольно часто «добычей» контролеров становится отнюдь не секретная информация. К примеру, работники, получая оплату в «конвертах», могут и не знать или подзабыть, какой у них официальный заработок (зафиксированный, к примеру, в трудовом соглашении). Персонала нужно озвучат эти цифры, чтобы ими можно было оперировать при встрече с налоговиками. Желательно провести инструктаж, каким образом следует вести себя бывшему сотруднику. На допросе не запрещается использовать общие формулировки, такие как: «я не знаю точно», «мне нужно уточнит этот момент», «это было так давно...».


Налоговики в большинстве своем начинают встречи с опросов бывших сотрудников вследствие того, что у тех нет повода фирму эту защищать. Руководителям всех рангов можно дать ценный совет: расставаться со специалистами по-доброму и по возможности сглаживать острые углы.


Допросы уволившихся сотрудников вызывают в компании панику, хотя на деле такой способ получения информации оправдывает себя не так уж часто. Скептически к нему относятся и сами налоговики.


Налоговый инспектор Анна Дынкина делится наблюдениями: «Мы пытались привлекать работников на комиссиях по неуплате «социальных» налогов, но этот метод явно не оправдывал ожиданий. Зачастую рядовой сотрудник не знает, как точно называется его должность, как она прописана в штатном расписании, понятия не имеет, из чего состоит его заработная плата (что является окладом, что — «бонусом»). А уж сколько работников, которые искренне недоумевают, получая по итогам месяца сумму за вычетом НДФЛ! Поэтому на допросе от них можно услышать что-то вроде «все они капиталисты, нас эксплуатируют и зарплату не платят». Конечно, при большом желании можно построить обвинение и на этой фразе, но ведь понимаешь, что это пустые слова, от которых сам опрашиваемый откажется в суде».


Каков вопрос, таков ответ


Следом за бывшими сотрудниками налоговики нередко переключаются на тех, кто трудится в компании. И хотя эти люди уже настроены на то, чтобы по-всякому защищать свою фирму, тем не менее допрос — не самое легкое для них испытание. «Очень тяжело удержаться и не сказать лишнего. Все дело в самой постановке вопросов. Чаще всего инспекторы изначально говорят в обвинительном ключе: «А вы знаете, что фирма занимается контрафактом?», «А вы в курсе, что она замешана в работе с однодневками? Очень мало людей в ситуации морального прессинга начнут обосновывать свою позицию и говорит, что организация не занимается подобными махинациями», — говорит юрист Ольга Перова.


Как помочь работникам пройти это испытание? Допрос свидетелей может проводится как по месту нахождения налогового органа, так и в офисе компании. Поэтому если в ходе проверки запланировано «общение» с коллективом организации, лучше предоставить свое помещение для этих целей. Это позволит снизить влияние мероприятия на производственный процесс.


В то же время стоит морально подготовить коллектив ко встрече с инспекторами, объяснить, что свидетель не должен рассказывать подробно о деятельности фирмы, а отвечать кратко и четко на поставленные вопросы, без пространных пояснений. Руководитель компании должен учитывать, что большинство работников, попал в такую ситуацию, будут теряться и рассказывать больше, чем требуется. Поэтому целесообразно привлечь к этой процедуре квалифицированных юристов, способных оказать правовую помощь, тем более что это не запрещено Налоговым кодексом.


Допрос сопровождается составлением протокола, в который заносятся конкретные вопросы, которые были заданы инспектором, и ответы свидетеля. Необходимо проследить, чтобы содержание беседы было отражено верно. Чтобы убедиться в этом, следует дать прочитать протокол присутствующему юристу. Также разумно записать допрос на диктофон и прибегнуть к этому доказательству, если окажется, что в протоколе искажены показания инспектора или свидетеля.


«В большинстве случаев от сотрудников ждут информации о заработной плате. Зачастую именно эти сведения расходятся с данными отчетности. Но бывает, что допросы позволяют раскрыть схемы, с помощью которых компания уходит от налогов.


Так, один из элитных подмосковных отелей организовал следующую систему: сама гостиница, по критериям НК, может применять только традиционную систему налогообложения. Отель зарегистрировал еще одну организацию на УСН, перевел значительную часть персонала в эту фирму. Между компаниями заключили договор о предоставлении услуг по приготовлению пищи, уборке, обслуживанию, ремонту и пр. Таким образом экономилось до 10 процентов фонда заработной платы. Схема работала почти четыре года, пока специалисты инспекции не провели масштабную проверку и не допросили почти двести лет. В итоге было доначислено 18 млн рублей налогов и штрафных санкций», — рассказывает юрист, специалист по финансовому праву Алексей Зайцев.


А осадочек остался


Помимо самих работников, налоговики присылают повестки и контрагентам проверяемой компании. «Очень обидно, что инспекторы портят нам отношения с фирмами, с которыми мы сотрудничаем давно и плодотворно, — говорит главный бухгалтер одной из компаний, работники которой были вызваны на допрос, Олег Нестеров. — Контрагенты звонят и спрашивают, все ли в порядке, можно ли рассчитывать на исполнение ранее достигнутых договоренностей. Нет сомнений, что мы сможем их убедить в том, что ничего серьезного не происходит. Но каков шанс, что они продовжують с нами сотрудничество? Им ведь прочитали настоящую лекцию, основной смысл которой — “как вы вообще могли связаться с такой организацией?” И при этом никаких фактов! Даже если контрагенты не поверят.. налоговикам, осадок останется и рассчитывать на последующие сделки уже не приходится».


Чтобы доказать неправомерность принятия к вычету НДС и прочих затрат, контролеры отделов выездных проверок с энтузиазмом разыскивают руководителей фирм-однодневок. «Очень часто номинальные директора на допросах говорят, что потеряли паспорт и ничего не подписывали, что ложится в основном в правовую позицию налоговиков о незаконности принятия к зачету расходов по сделкам. Однако в арбитражном суде эти же люди появляются «причесанными» и рассказывают по бумажке о том, как руководили фирмой. Здесь чувствуется рука умудренных опытом юристов налогоплательщиков. В таких случаях дела рассыпаются, и решение о проверке признается незаконным», — говорит Алексей Зайцев.


Однако «под-прицел» инспекторов попадают сотрудники всех организаций, с которыми заключала сделки проверяемая компания. И, естественно, контрагенты не испытывают восторга от внимания налоговиков к партнеру по бизнесу. Эти допросы болезненнее всего сказываются на делах фирмы, так как напрямую влияют на ее положение на рынке, репутацию и доходы.


Допрос с изъяном


Можно ли исправить ситуацию, если сотрудник или контрагент наговорил на допросе лишнего? В этом случае стоит искать огрехи в проведении такого мероприятия. Согласно Конституции (ч. 2 ст. 50), при осуществлении правосудия не допускается использовать сведения, полученные с нарушением федеральных законов. Если налоговики допросили свидетеля после проверки или получили его ответы в письменном виде после окончания срока, отведенного на контрольное мероприятие, такой документ не может служить доказательством правонарушения (постановление ФАС Московского округа от 11 марта 2009 г. № КА-А40/1272-09).


Обратите внимание и на то, что показания свидетелей должны быть оформлены протоколом допроса, форма которого утверждена приказом ФНС от 31 мая 2007 г. № ММ — 3-06/338@. Если документ написан в произвольной форме, то он будет считаться составленным с нарушением и соответственно недействительным. Причем свидетель в протоколе допроса должен указать, что он предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний. Отсутствие его подписи в этом пункте — повод признать документ непригодным для рассмотрения в суде. Также любые неточности в персональных данных, подпись не во всех графах или неверное указание ИНН дает право настаивать на нарушениях в проведении допроса.


Не секрет, что во многих случаях налоговики просто не могут выйти «пустыми» из проверки. В ситуации с описываемой нами компанией инспекторы прямо озвучили суммы, которые по плану они должны собрать в бюджет, видимо, намекая на то, что руководству все же придется расплатиться. Но нарушений-то не оказалось! И эта организация не единственная, кто способен помочь налоговикам выполнить план.


Список литературы


Бухгалтерия.ру


Источник: http://www.pravcons.ru/




Скачать бесплатно реферат на тему Допрос сотрудников при налоговых проверках
Рейтинг: 0 Голосов: 0 4140 просмотров